Украину готовят к масштабной распродаже, — нардеп Анна Скороход
Главы МИД стран ЕС обсудят ситуацию в Беларуси В Минске омоновцы обстреляли окна жилых домов Астронавт снял пострадавший Бейрут (ФОТО) В Украине резко подешевел борщевой набор В Беларуси задержаны девять украинцев В России ответили на критику их вакцины Зеленский поручил разработать вакцину от коронавируса В Борисполе десятки украинцев не улетели в ОАЭ За сутки в Украине выявили 1433 новых случая коронавируса В Германии и США сомневаются в существовании у России вакцины Билл Гейтс спрогнозировал окончание пандемии Позади бывшего дома Ив Сен-Лорана нашли труп У Трампа раскритиковали российскую вакцину от COVID-19 Тихановской предоставили жилье и охрану в Литве В Арктике за следующие 35 лет растает весь лед - ученые Белорусский парламент выступил с заявлением 32-летняя Мисс Украина Вселенная родила первенца в Майами В Таиланде погибла украинская тревел-блогер Всемирный банк выделит $160 млрд Президент Литвы призывает ввести жесткие санкции против Беларуси В Беларуси анонсирована масштабная забастовка Мининфраструктуры хочет контролировать контрабанду Выборы в Беларуси В Беларуси утихли протесты Трамп о Путине

15 ноября в президентской партии случился очередной скандал: коллеги по парламенту исключили из фракции «Слуга народа» народных депутатов Анну Скороход и Антона Полякова, попавших в опалу из-за того, что голосовали, нарушив предварительные договоренности…

29-летняя Анна Скороход родилась в Вышгороде. Окончила Киевский национальный университет культуры и искусств (специальность «тележурналист, диктор и ведущий телепрограмм»), позже получила второе высшее образование в Национальной академии внутренних дел («правоведение»). Снялась в фильме «Свободное небо» и нескольких сериалах. Однако с творчеством не сложилось. Четыре года работала в юридическом отделе Вышгородского городского совета. Затем — юристом в различных коммерческих компаниях. Последняя должность перед походом в политику — заместитель директора по организационно-правовым вопросам бориспольского строительного комбината «Прогресс». Это предприятие ее гражданского мужа, бизнесмена Алексея Алякина.

14 ноября, ровно за день до исключения Анны из фракции, Алякина задержали и отправили под домашний арест. Скороход сообщила об этом с трибуны парламента: «Я не голосовала так, как мне указывала фракция. Поэтому по поручению одного из заместителей главы Офиса президента одному из заместителей генерального прокурора Касько моего мужа задержали незаконно». Она обратилась к Зеленскому, в Государственное бюро расследований и другие правоохранительные органы с просьбой «остановить беспредел».

Об исключении из фракции, угрозах в ее адрес и давлении, о том, почему она стала голосовать против некоторых решений парламентского большинства, Анна Скороход рассказала «ФАКТАМ», передает euromedia24.

«Меня обвинили во всех смертных грехах, заявили, что я и мой помощник — агенты Кремля»
— Анна, неделю назад вы оказались в центре скандала. Накал страстей таков, что вам стали поступать угрозы. Вы ждете ребенка. Не опасаетесь за свое здоровье?

— Что касается моего положения, я же беременная, а не больная.

Скажу, что сейчас пока затишье с угрозами. А до этого — да, угрожали. Им нужно, чтобы я закрыла рот.

— Известно, что вас пытался урезонить глава франции Арахамия.

— Не только.

— Кто еще?

— Из Офиса президента тоже звонили.

— Наверное, не рядовые работники?

— Конечно.

— Судя по их риторике в соцсетях, эти люди выражений не выбирают.

— Увы.

— Одновременно с этим вы говорите, что вас и поддерживают.

— Причем очень многие. В том числе простые люди. Я вот только вернулась из округа (Скороход с большим отрывом победила в мажоритарном округе № 93 на Киевщине — это Переяслав, Ржищев, Ракитнянский, Мироновский, Кагарлыкский и Богуславский районы. — Авт.). Люди благодарят за то, что я действительно отстаиваю программу, с которой мы шли на выборы, и не голосую за законопроекты, за которые избиратели просят не голосовать.

Дело в том, что я читаю законопроекты и анализирую их последствия.

— Все до единого?

— Все. Если нет времени ознакомиться со всем текстом, читаю выводы Венецианской комиссии и анализ Главного научно-экспертного управления аппарата Верховной Рады.

— Так работают все депутаты фракции «Слуга народа»?

— К сожалению, нет. Вот в чем моя проблема, по большому счету.

— Как проходило ваше исключение из фракции?

— На заседание пришли 100, максимум 120 человек. Голоса разделились примерно 30 на 70.

— Вам дали возможность высказаться?

— Да. Меня обвинили во всех смертных грехах, заявили, что я и мой помощник — агенты Кремля.

— А при чем тут ваш помощник?

— У него нашли какие-то фотографии в Facebook с совместных с россиянами конференций еще с той поры, когда он работал в ООН. Просто смешно.

Мы с ним познакомились не так давно, когда он стал работать со мной.

Читайте также: Зеленский вешает нам лапшу! Никакого блага от разведения войск и близко нет, — Георгий Тука

— Нардепы зачастую в помощники берут родственников, друзей, кумовей, соседей.

— Я ни с кем не была знакома. Выбирала по резюме. И его, и остальных. Считаю, что нельзя иметь дела с родственниками, друзьями и знакомыми, если хочу остаться с ними в хороших отношениях. Это мой принцип.

— Мудро. Как вы вообще попали в парламент?

— Последние годы я жила в Борисполе. Была знакома с людьми, которые руководили областным штабом Зеленского. В конце января или в начале февраля они пригласили поработать с ними.

— В качестве кого?

— Сначала хотели, чтобы я была доверенным лицом кандидата в президенты.

— Согласились бы?

— Конечно. Мне вообще это интересно… Потом все переиграли.

— Но почему выбрали именно вас? У нас тысячи юристов. Не всем такое предлагают.

— Это не первые мои выборы. Я как юрист участвовала в предыдущих президентских, парламентских и местных выборах. У меня есть опыт… Когда все начиналось, рейтинг Зеленского был семь процентов.

— Вы знакомы с ним лично?

— Да. Познакомились во время кампании. Неоднократно встречались в тот период.

«Хотя бы в комитетах мы имеем право на какую-то дискуссию?»
— Вернемся к вашему исключению. За последние три месяца случилось много скандалов — и с Богданом Яременко, и с Вячеславом Медяником, и с «кнопкодавами». Дубинский и Бужанский постоянно критикуют партию, но их не трогают. То есть все в порядке, а исключили вас с Поляковым.

— Мы с Антоном — показательный пример. Чтобы другим неповадно было голосовать «неправильно».

— Вы с ним сговорились действовать вместе?

— Признаюсь честно, до этого мы вообще не общались. Во фракции 254 человека. Люди еще не успели познакомиться толком.

— Какие меры по отношению к вам могут последовать?

— Думаю, будут добивать до конца.

Читайте также: Россиянам мы точно не будем продавать нашу землю, — Николай Сольский

— Самый худший вариант развития событий?

— Если продолжат давление на семью… Я не столько за себя волнуюсь, сколько за мужа, маму, сестру, друзей. Вот сестре, к примеру, направили запрос, на каком основании она находится в Японии.

— Что она там делает?

— Она на заработках в Токио уже два года. Но сейчас все кинулись выяснять, почему она там.

А к моим друзьям, знакомым, людям, которые каким-то образом со мной связаны (или нас просто видели вместе), нагрянули с проверками. Устраивают разные шоу… Абсолютно чекистские методы пошли в ход.

— В вашей жизни впервые такая история?

— Связанная непосредственно с моей деятельностью — да. Были, правда, связанные с супругом. В прошлом году, когда его лишали гражданства, у меня требовали полтора миллиона долларов. Приходили люди из СБУ и Генпрокуратуры и называли суммы.

— Гражданином какой страны он был, когда вы с ним познакомились?

— Гражданином Украины. Его корни здесь, бабушка родом из Украины.

— Он в Москве занимался серьезным бизнесом. Что случилось?

— Люди, приближенные к Путину, занялись рейдерством и сделали так, чтобы он покинул Москву и не смог вернуться. Можете пообщаться с ним, он расскажет все подробности.

Мы познакомились, когда я начала создавать комбинат «Прогресс».

— Это предприятие работает?

— Да, работает.

Читайте также: Зеленский для Путина — «человек, который танцует, пока я ем», — политический психолог

— Сейчас у мужа какое гражданство?

— Никакое… 7 ноября этого года его повторно лишили украинского гражданства. Государственная миграционная служба отменила свое решение.

— Что ему вменяют в вину?

— По украинскому бизнесу — ничего. Однако он сейчас под незаконным домашним арестом, поскольку его фамилия в базе данных Интерпола.

— Но это же обнаружилось не на прошлой неделе?

— Нет, разумеется. Это давно известно.

— Вернемся к вашему инакомыслию. Когда оно проявилось в первый раз?

— Когда рассматривали решение об анбандлинге «Нафтогаза» (отделение от НАК деятельности по транспортировке природного газа, сертификации нового независимого оператора газотранспортной системы (ГТС) и создание условий для заключения транзитного контракта с «Газпромом» по европейским правилам. — Авт.). Я же не против разделения, я только за. Но они хотели, чтобы 49 процентов ГТС и газохранилищ были проданы, а я отстаивала, что труба с газохранилищами, которые не работают друг без друга, должны полностью остаться в собственности государства. Так вот и стала врагом. Это и породило дальнейшую цепочку событий. Можете отследить их все по хронологии.

— Арахамия обвинил вас в том, что вы предлагали взятки членам комитета по вопросам энергетики в пользу российского «Газпрома» и одиозного олигарха Фукса. Вы же рассказали, что «правильно» голосующим и «послушным» платят по пять тысяч долларов.

— Арахамия утверждает, что я раздавала за голосование по три тысячи долларов. Отвечаю. Я никогда никому ничего не предлагала и никогда никому ничего не платила. За какие такие решения? Хотелось бы знать.

И при чем тут Фукс вообще? С Фуксом мы виделись один раз в жизни.

Когда началась моя избирательная кампания, появились слухи, что ее финансирует Фукс. Этой осенью я оказалась на каком-то мероприятии, куда пришел и он. Я к нему подошла: «Павел, хочу с вами познакомиться. Вы знаете, что вы спонсировали мою избирательную кампанию?» Он очень удивился. Мы с ним посмеялись. Это была единственная встреча.

Читайте также: Есть подозрение, что в ГПУ хотят уничтожить дела о высших должностных лицах, — Горбатюк

— Вы же понимаете, что подобные слухи просто так не появляются?

— Конечно. Понимаю, почему они возникли. Муж был связан с Павлом Фуксом в России, у них был какой-то общий бизнес. Но здесь, в Украине, они не общаются. Это я знаю на сто процентов.

— Но ваш муж был связан не только с Фуксом. Наверняка было много других знакомых олигархов. Почему не звучат фамилии, скажем, Роттенберга, Сечина и прочих?

— Да звучат и другие имена. В том числе и те, что вы назвали. Это вообще обалдеть… А Фукса, может, упоминают потому, что он сейчас в Украине.

Возвращаюсь к теме взяток в Раде. За что я раздавала деньги? За то, чтобы ГТС осталась в госсобственности? Причем я заявляла о своей позиции под камерами.

У меня есть видеозапись заседания комитета (Скороход член парламентского комитета по вопросам энергетики и жилищно-коммунальных услуг. — Авт.), где я, например, говорила о том, что надо запретить импорт из России электроэнергии, если конечные бенефециары или граждане РФ, или юридические лица РФ. Потому что знаю, кто строит атомную электростанцию в Беларуси. Это «Росатом».

— Кто делал эти записи?

— Мои помощники. Плюс есть еще стенограмма.

— Зачем записывали? Вы предвидели, что возникнут какие-то проблемы?

— Нет. Просто не доверяю председателю комитета господину Герусу. И все.

Кстати, на комитете не приняли мое предложение о запрете импорта электроэнергии из России. Герус настоял.

Плюс я подавала альтернативный законопроект № 2233−3 «О рынке электроэнергии», но его даже не рассматривали. Господин Герус прислал каждому из нас сообщение перед заседанием комитета, как следует голосовать.

— Такая практика считается нормальной?

— Я считаю, что нет. Хотя бы в комитетах мы имеем право на какую-то дискуссию? Это ведь рабочие вопросы.

«Чем громче шум, тем интереснее»
— Вы предположили, что таких, как вы, то есть шагающих не в ногу, может стать больше: «Во фракции есть здравомыслящие умные люди. Там не все — баранчики, нажимающие зеленую кнопочку».

— Ситуация меняется. Очень многие законопроекты нардепы от «Слуги народа» не поддерживают. Посмотрите на результаты голосования.

— То есть в рядах монобольшинства начинаются брожения?

— Они и раньше были… Просто кто-то жестко отстаивает свою позицию, кто-то говорит: «Я нажал зеленую кнопку, потому что большинство нажало. Зачем выделяться?»

Читайте также: У меня в телефоне есть контакты главарей «ДНР» Бородая и Пушилина, — самый молодой депутат Рады Святослав Юраш

— Как могут быть наказаны те, кто не поддерживает «линию партии»?

— Есть общий чат, куда нам пишут, как за какой закон голосовать. Спорные, лоббистские или вызывающие резонанс законы обсуждают на фракции. Когда видят, что не набирают необходимого количества голосов, начинается раскачка: «Надо проголосовать. Вы обязаны. Вы должны. Вы здесь благодаря Зеленскому».

— Или «вы никто», как объясняли в Трускавце новоизбранным нардепам…

— Это уже классика.

И хотя в конце принимается решение, что таки да, надо проголосовать, многие все равно не голосуют.

— Вы говорили о том, что в ближайшее время такая же участь исключения из фракции может постичь еще 10—15 нардепов. Уже есть список кандидатов на вылет?

— Думаю, да. Это те, кто высказывает свою точку зрения не боясь. Кстати, очень многие из нашей фракции меня поддержали. Некоторые говорили: «Мы хотим оказаться на вашем с Антоном месте». Чтобы спокойно озвучивать то, что думаешь.


«Нельзя так обманывать людей. Зло всегда возвращается», — убеждена Анна Скороход
— Не жалеете о том, что произошло?

— Думаю, что это очередное испытание, которое надо пережить. Наверное, для чего-то оно дано. А жалеть? Все равно ничего не исправишь. Зачем жалеть?

Я в округ езжу, понимаете? Общаюсь с людьми, смотрю им в глаза. Мы же шли на выборы с программой. Если бы сейчас принимали решения, о которых шла речь в программе, я с удовольствием нажимала бы на зеленую кнопку. Но этого нет.

— Что вы обещали избирателям в округе?

— Не я конкретно, а мы. Про тарифы, например. Я вас расстрою: тарифы будут расти. Хотя эту проблему можно легко решить одним постановлением Кабмина. Но это никому не интересно.

— Меня очень волнует ситуация на Донбассе.

— Поверьте, эта тема для всех чрезвычайно важна. Я общаюсь с огромным количеством атошников. Они меня поддерживали во время кампании, за что я им благодарна… Думаю, на Донбассе скоро наступит мир.

Читайте также: «Вата» в эйфории и ждет россиян": что думают на оккупированных территориях о разведении сил на Донбассе

— Какой ценой?

— Мое предположение: Крым останется в России, а Донбасс нам вернут.

— И мы сами будем его восстанавливать?

— Да.

— Вы вообще представляете, что там делается?

— Да. На передовой не была, но ездила в Славянск и Краматорск. Мы с мужем помогали батальонам. У нас даже есть грамота.

— Кому конкретно помогали?

— Батальонам «Киевская Русь» и «Аррата».

— Вы об этом нигде не рассказывали.

— А зачем? Есть такие вещи, о которых не надо говорить прилюдно. Это личное.

Читайте также: Зеленский ищет компромисс, чтобы реинтегрировать Донбасс и общество не считало это капитуляцией, — Александр Чалый

— Что скажете о «сливе» информации, который мы наблюдаем в последнее время?

— Знаете, чем громче шум, тем интереснее. В это время проталкиваются какие-то решения, а о них никто не знает. Однозначно народ просто отвлекают. Вот недавно в Киев приезжали представители Международного валютного фонда и Всемирного банка. Почему они приехали?

— И почему?

— Бегущей строкой по некоторым телеканалам сообщили, что Всемирный банк дает нам 30 миллионов долларов кредита под пять процентов годовых, но за это станет акционером в «Укргазбанке» с долей до 20 процентов. Это государственный банк, уставной капитал которого 13 миллиардов гривен, а общих активов там, кажется, 53 миллиарда.

— Откуда у вас эта информация?

— Я интересуюсь такими вопросами. И всегда проверяю информацию. Когда что-то всплывает, начинаю сразу «копать» и задумываться, почему об этом никто не говорит. Смотрите, банк прибыльный, там берет кредиты огромное количество государственных предприятий под залог государственного имущества.

И вот появился Всемирный банк. Вы понимаете, что это? Я покупаю 20 процентов по демпинговой цене, мне открывается доступ ко многим государственным объектам. Более того, по итогам года неплохо заработаю, так как мне достанется доля прибыли в один миллиард гривен.

— Кто автор этого проекта?

— Наш «суперпрофессиональный» Минфин. Еще надо уметь так облапошить государство.

— Наверное, это лишь один из фрагментов нынешней «палитры».

— Вы видели, что Фонд государственного имущества уже опубликовал 724 объекта на приватизацию?

— Нет.

— Об этом никто не говорит. Все тихо и спокойно. Но для меня все происходящее — это подготовка к большой распродаже. Потом все спихнут на неопытный парламент, где заседали «дебилы». По-другому не вижу.

Раньше, когда у власти находились олигархические группы, они все стягивали к себе. Сейчас их тоже чуть-чуть раскачивают. Идет перераспределение и продажа. Потому что люди понимают: неизвестно, на какой срок они пришли, так что самое выгодное — продавать.

— Как думаете, президент в курсе этого?

— Я не верю, что он до конца понимает, что происходит. Окружение его посадило в теплую ванну. Ему подается информация в той форме, какая им нужна.

— Анна, вы сейчас внефракционный депутат. Но сказали: «Может, что-то свое придумаю». Будете объединять инакомыслящих?

— Мы с Поляковым думаем, может, стоит создать группу настоящих «слуг народа» или «Слуга народа — 2». Как в том фильме, который они сами сняли. Вспомните, какой был кредит доверия, за всю историю такого не было. Нельзя же так делать, нельзя так обманывать людей. Зло всегда возвращается…