«Моя любовь — в могиле»: Карл Лагерфельд всю жизнь хранил верность возлюбленному, умершему от спида
Канцлер Австрии Курц уволил скандального министра Германия выделит Украине 82 миллиона евро Владимир Зеленский провел встречу с президентом Эстонии Гройсман идет в отставку Mercedes-Benz выпустил самый безопасный автомобиль в мире Крыша китайского бара обрушилась на 80 человек На Ариану Гранде подали в суд Декларация Зеленского: миллионные доходы, офшоры, дома и гостиничные номера Елизавета II поздравила президента Зеленского Вслед за Google: Intel и Qualcomm перестали работать с Huawei Ограбление банка в Полтавской области было инсценировкой, — полиция Сербская Церковь отказалась признать ПЦУ Кернес с Трухановым создают совместную партию – СМИ Евгений Кошевой показал, как готовился к инаугурации Зеленского Портнов: «Меня охраняют полицейские с автоматами» Сестры Кардашьян показали сексуальные фото на отдыхе Депутата от БПП увезли в больницу после инаугурации Зеленского Степаненко загнала Петросяна в огромные долги Пашинян намерен объявить «самый важный» этап революции в Армении Италия конфисковала спасательный корабль организации Sea Watch Британских политиков раскритиковали за георгиевские ленточки Глава СБУ подал в отставку Как знаменитости реагируют на назойливые папарацци (фото) Первый конфуз с президентом Зеленским во время инаугурации (Видео) Зеленский получил послание от Трампа

Карл Лагерфельд почти не говорил о личной жизни и тщательно ее оберегал. Лишь однажды модельер согласился рассказать о своем спутнике жизни и предостерегал тех, кто посмеет переврать его историю: «Моя любовь — в могиле, на этом все кончено. Я уже достиг возраста, когда обсуждать личную жизнь просто неприлично».

Его звали Жак де Башер – молодой человек из приличной семьи, с мечтательным взглядом и тихим голосом. Настоящий денди, интеллектуал и полиглот, художник, поэт и гей, хотя поговаривали, что женский пол был от него в не меньшем восторге. Жака знал и обожал весь богемный Париж, а о его любовных похождениях и безбашенных вечеринках ходили легенды. «Я был скромником, но то, что вытворял Жак, его любовные приключения, меня забавляли», — вспоминал Карл.

В начале 70-х де Башер и очарованный его красотой Лагерфельд были неразлучны, и именно возлюбленный дизайнера стал причиной его бесконечной вражды с Ивом Сен-Лораном. В 80-х Карл лично познакомил Жака с коллегой, не подозревая, что так сошлись все вершины любовного треугольника. В отличие от Лагерфельда, которого связывали с Жаком лишь платонические отношения, Ив не сдерживал своих порывов. По словам Карла, ему было известно об их страстных БДСМ-вечерах: «Конечно, я все знал. Мы с Ивом были друзьями больше 20 лет. Но я бесконечно любил Жака и хотел видеть только его светлую сторону. Он мог все рассказать, но я предпочитал ни о чем не спрашивать». По легенде, в отношениях Ива и Жака было все, чего нельзя было представить с Карлом, и даже больше: пьяные ночи в клубах, транссексуалы, много секса и сцены ревности бывшего партнера Сен-Лорана, считавшего, что Карл специально подослал де Башера, чтобы подсадить своего врага на наркотики.

Сам Жак как-то раз сказал, что Лагерфельд не способен ни на какие чувства и по-настоящему любит только кока-колу и шоколадный торт, которые всегда ждут его в холодильнике. Конечно, тогда он и представить не мог, насколько сильно ошибается.

В 1987 году у Жака обнаружат СПИД, который будет медленно убивать его в течение двух лет. Сен-Лоран тут же потеряет интерес к любовнику и не станет тянуть с расставанием. Единственным человеком, который останется рядом с 38-летним Жаком в последние месяцы его жизни, будет Лагерфельд. Именно он попытается найти подходящее лечение, он будет сидеть у постели умирающего Жака, он собственноручно выберет белые цветы, чтобы украсить храм, где пройдет поминальная служба.

Потеряв единственную любовь всей своей жизни, Карл поклялся, что будет хранить ему верность, и сдержал слово. У него не было ни семьи, ни детей, ни новых увлечений. И ни у кого не возникало необходимости спросить «почему?» — в конце концов, обсуждать личную жизнь гениального модельера просто неприлично.